Экономист Андрей Мовчан предсказал «перестройку» в России через 20 лет


фoтo: pixabay.com

— В прeдыдущиe гoды всe былo бoлee яснo: либo экoнoмикa вырoслa, и мы были в шoкoлaдe», или oнa пaдaлa, и мы нaxoдимся в кризисe. И гдe мы сeйчaс, в сeрeдинe 2017-гo?

— Тo, чтo нaм гoвoрит стaтистикa? Рoссия-этo стрaнa, кoтoрaя живeт зa счeт дoбычи и прoдaжи нeфти и гaзa. У нaс eсть нeскoлькo нeбoльшиx в сooтвeтствии сo стaндaртaми бизнeс, нaпримeр, сeльскoгo xoзяйствa или прoдaжe oружия, нo пo-прeжнeму мы жить зa счeт прoдaжи нeфти и гaзa. В этoм гoду oбъeм прoдaж вырoс нeмнoгo, и цeны пoслe рeзкoгo пaдeния в 2016 гoду пoднялся примeрнo нa 20%. Идeя o тoм, чтo нaшa стрaнa дoлжнa в этoм гoду выигрaть 20% бoльшe, чeм в прoшлoм.

Нo всe, чтo нe кaсaeтся нeфти и гaзa, примeрнo в 2013 году в России находится в состоянии падения, и сокращается темпами около 2% в год. Также падает маржинальность этих производств, то есть возможность получать доход. И это логично, так как сократился приток нефтедолларов, которые были катализатором инвестиций. При этом происходит стабильное падение доходов населения — на 5-6% в год в реальном выражении.

Кроме того, нефть и газ от экономики России не имеет ни на что сегодня дать устойчивый рост. Таким образом, понимание, в котором мы сейчас находимся, упирается в вопрос цен на нефть. Сегодня между 40 и 50 долларов за баррель, то тенденция к застою. Если баррель снижается на 30 долларов — будут серьезные потери ВВП. Поднимется до 60 и выше, — мы закроем дефицит бюджета, и, может быть, даже рост доходов населения.

— Тип описанных вами перспектив, скорее всего?

— Все указывает на то, что нефть вошла в длинный депрессивного цикла. Основные поставщики «черного золота» стабильно снижает затраты на производство. В частности, в США себестоимость сланцевой нефти падает достаточно быстро, поскольку не превышает в среднем 50 долларов. Крупных потребителей, таких как Китай и Индия, которые повышают эффективность потребления. Производственного цикла, который потребовал бы скачкообразного роста предложения, не приходит.

Таким образом, нет никаких оснований ожидать, что нефть резко в цене. Что произойдет, война на Ближнем Востоке или катастрофа в Мексиканском заливе-это, конечно, повлияет на цену за баррель, но в краткосрочной перспективе. И в долгосрочной перспективе, то вам нужно привыкать к тому, что нефть будет дешеветь каждый год. Следует понимать, что через три десятилетия, в мире, вероятно, перейдет в другую энергетическую схему, где нефть играет скромную, и к середине XXI века, баррель будет стоить в нынешних ценах долларов, от 20 до 25. Таким образом, для России нет такой исторической перспективе — существовать за счет продажи нефти.

— Давайте вернемся к макроэкономической статистики. Как они сочетаются, наметившийся рост ВВП, снижение доходов населения?

— Ни в коем случае. Рост экономики означает рост доходов. Один из способов расчета ВВП-это сумма доходов: населения, государства, предприятий. Правительство может сколько угодно манипулировать цифрами и придумать, как показать рост за счет увеличения доходов от нефти, но отлично идут в бюджет, или несколько тысяч получателей, не наливая в экономике. Дорогая нефть-это неожиданный приз. И эта экономика-это обмен продукта, который массово создается населения. Этот продукт мы имеем снижаться на протяжении многих лет. Кроме того, важным источником дохода населения является бюджет, который создается в значительной степени от доходов от продажи нефти. Если убрать из бюджета рассмотрение картины изменения доходов населения, извините.

— Большинство россиян судят о наличии или отсутствии кризиса, даже не за содержание своих карманов, и то, что происходит с курсом рубля. Если рубль падает — есть кризис, если не не. В предыдущие 5 месяцев рубль преимущественно укреплялся к доллару и евро — и только в последние недели пошатнулся слегка. Что, согласно прогнозу, будет с рублем дальше?

— Я бы не сказал, что рубль начал падать. Он ведет себя в соответствии с жесткими правилами — то есть, зависит от нефти и коэффициента инфляции в двух странах. В США инфляция составляет теперь 2%, у нас около 5%; разница не драматическая, — менее 3%. То есть, если нефть стабильна, рубль должен падать к доллару на 3% в год, менее 2 рублей. Когда нефть до 20 долларов за баррель, курс национальной валюты США.США. будет стоить около 90 рублей, с 60 за баррель, доллар будет стоить 52 рубля. С этой точки зрения надо смотреть на Россию как на нефтяную компанию: сколько нефти продаем столько долларов мы получаем.

Существенные риски падения рубля сейчас не вижу, несмотря на то, что предсказывают многие экономисты. Предупреждают о предполагаемых массовых Керри-Трейд: мол, иностранцы нас завалили валютой, потому что покупают российские обязательства. Но скуплен сравнительно небольшой объем не является серьезной угрозой. Отслеживание необходимо, из-за нефти, и имеет свойство действовать нерационально. Баррель может упасть до 30 долларов — рубль сразу же реагирует. Страховка пары «рубль-доллар» в год на мировых рынках около 9% — это, как международные рынки оценивают риски рубля. 9% от 60 составляет 5 рублей с копейками. То есть, в этом году на международных рынках, для оценки риска падения курса до 64 рублей за доллар.

— В последние месяцы снова наблюдается большой отток капитала из России — после того, как в прошлом году почти остановился. Чем это вызвано и насколько опасно для Российской финансовой системы?

— Отток капитала также зависит от нефти: это больше долларов — то есть больше прибыли и дивидендов, а следовательно, и более с ними. Кроме того, отток капитала имеет два важных аспекта. Вы очень четко это вывод бизнеса деньги за рубеж. По второй, многие забывают: население покупает доллары, — это подтверждают и данные ЦБ, как выходной, а объем очень большой. Теперь ждет падения доллара закончилась, и люди снова стали покупать доллары, — во всяком случае, больше, чем квартал назад. Таким образом, отмечается некоторое увеличение оттока капитала. Но не смотрю на это как важный показатель: не регулируется, он зависит от веры в Российской экономике и ее стабильности. Вере этой и бизнеса, и населения мало, поэтому, что мы потеряли за последние 17 лет от 2 до 3 триллионов долларов в результате оттока капитала.

— Опасны ли для экономики новые санкции со стороны США и ЕС?

— Финансовые санкции против компаний не является большой проблемой для России. Напугать наших, что им не дадут деньги на Западе, не будет работать, потому что деньги, которые они сами на самом деле много. Персональные санкции могут быть страшны для людей. Но собственность на территории США наших лидеров, не так много. Так что эти санкции служат больше для «Декор фасада»: сенаторы США, которые позволяют говорить избирателям, что они борются со злом, и Кремль-это сказать, что мы были в окружении врагов, так что мы плохо развиты. На самом деле, это действие политическое, а не экономическое. Экономические возможности действий против Кремля, западные лидеры это — атаковать старого долга, заморозить в долларах платежи… — но этого никто не делает.

— Но вы допускаете возможность таких действий?

— Вопрос: «кто это?» Уничтожить Россию экономически, это очень легко, является очень уязвимым. У нас в структуре доходов от 40 до 95% в различных позициях — на импорт, мы зависим от Запада технологически во всех областях. Просто запретить поставлять в Россию высокотехнологичное оборудование, те же, запасные части для самолетов, например.

Но Россия — все-таки крупный игрок на мировом рынке. Европа понимает, что полная экономическая атака на РФ придется платить, утечка газа и нефти, в обмен на приобретение миллионов беженцев. Россия непредсказуема, их боятся трогать, потому что тогда он не имеет ничего, чтобы проиграть. Таким образом, все санкции сводятся к тому, чтобы обозначить свою позицию, но не дай Бог, чтобы не нарушить равновесие. И в этом смысле нынешний Кремлевский режим, очень удобно и даже полезно для Запада: продает дешевое сырье, неконкурентоспособен на рынках, и не на себя, делает все возможное для того, чтобы соседи от него отвернулись и повернулись в сторону Запада, не вмешивается в крупных вопросах, но и создает возможность для политической повестке дня на международном уровне, способствующей объединению Европы.

— Существует ли модель, которая обеспечит экономическое развитие нашей страны?

— В теории ответить на ваш вопрос очень легко. Весь мировой опыт показывает, что России нужна либеральная рынка и правильное применение закона, которые дают экономике расти более.

Мы как многонациональный народ, мы знаем, делать бизнес, создавать предприятия, структурирования рыночных отношений. Кроме того, мы коммерческая страна, которая занимается торговлей с VIII века.

Но на сегодняшний день в России всего 12 человек из 100, которые называют себя предпринимателями, а в США-порядка 60. Это проблема власти: что не создает нематериальные условия для развития бизнеса. Люди не хотят давать деньги просто не лезть, не вмешиваться, обеспечение справедливости и закона, удаления тяжелых налогов. В странах, где огромную потребность развития, в которых еще не сформировалась структура рынка, налоги меньше чем в России. Между тем, оказывается, что даже из страны, как Италия, Великобритания, Кипр, на сегодняшний день является наиболее выгодным для бизнеса с точки зрения риска и налогов, чем Россия.

Это теория. И какова практика?

— Состоит в том, что эти проблемы никого не волнуют. У нас есть силы, и общество привыкли к патерналистским отношениям: продать нефть, получить деньги, раздать бедным, а остальное будет его стоимость. 38% населения работают на государство. «Предприниматель» — слово ругательное, виноваты во всем либералы, что все в стране приватизировали и разворовали… и Поэтому я считаю, что мы должны ожидать изменений, которые ведут к экономическому развитию.

В краткосрочной перспективе, власть удержать экономику в более-менее стабильном состоянии, постепенно проедая все бронирования. Когда нужно будет продавать меньше нефти или стоит не дешевле будет начать печатать деньги, увеличит долга или инфляции. Если что-то пойдет не так — введут военное правление блока управления экономики. Ну, а потом снова сделать реструктуризацию — по моим оценкам, к концу 2030-х годов, хотя экономисты очень плохо умеют определять время.

К сожалению, новая реструктуризация будет проводиться на более низкой базы, чем предыдущий: другие страны уйдут далеко. Во время горбачевской перестройки, мы все еще имели многоотраслевой промышленности, наши автомобили ниже западных на 10-15 лет самолеты в возрасте от 5 до 10 лет, и через 30-40 лет, мы не будем ничего делать, а технологии отстают катастрофически. Они похожи, скорее, Нигерия, и не позднее Советского Союза.

Многие страны прошли этот курс. Некоторые получилось экономическое чудо — например, Южная Корея, что в 20 лет выбилась в мировые лидеры. Возможно, в 2060-х годов Россия также будет одним из лидеров, если следующее поколение использует свой шанс лучше, чем это сделали мы.

— Чтобы проверить свою гипотезу, нужно запастись терпением еще на 40-50 лет… И, что сегодня должны принять власти, чтобы переместить нашу экономику в будущем?

— Надо во всех смыслах открыть границы развитых стран, перейти с позиции «мы-крепость в кольце врагов» к позиции «мы-узел в глобальной экономической системе», возможно, взять курс на объединение с Европейским Союзом, в котором Россия могла бы диктовать свои условия, и даже, может быть, член. Нам нужен большой рынок, и ЕС-18 триллионов долларов ВВП. И еще мы должны идти в современных правовых норм, построения независимой судебной системы, создать систему управления, которая учитывает интересы различных меньшинств — хоть профессиональные, хоть национальных, хоть для секса, которые не касаются интеллектуальных ресурсов, что всегда в мире меньшинство.

Читайте материал «Апокалипсис отложили на осень: пять причин глубокого кризиса Российской экономики»

Комментарии запрещены.

Реклама